пятница, 15 августа 2014 г.

Там пели трубадуры – 1

Замок является не просто архетипическим сооружением европейского средневековья, но и неотъемлемым элементом литературы фэнтези. Когда-то в одном из журналов у меня вышла развлекательная статья «Там пели трубадуры…», посвященная как раз этим прочно укоренившимся в романтической традиции грозным комплексам. В данном случае – расширенный вариант, где представлены наиболее важные вехи истории замка и краткий анализ его функций. Такая мини-шпаргалка для любителей фэнтези.

Жужжат веретена. И вот уж видны
Семь призрачных башен под светом луны,
Семь стен, и семь рвов, и семь крепких ворот.
Из мглистого сумрака замок встает.
В том замке обвенчаны семь королей.
Шесть утром в крови захлебнулись своей.
Вальтер Скотт «Замок семи щитов»

Годесбург, Венсенн, Штольберг, Кассельбург, Дувр, Гудрич, Курси, Ла Грев – о чем говорят нам эти названия, какие ассоциации вызывают? Мы произносим их, и перед мысленным взором вздымаются мрачные башни и зубчатые стены, слышится железный грохот доспехов и нежные песни трубадуров.  Невозможно представить европейское Средневековье без замка. Являясь центром светского полюса средневекового типа культуры, замок всегда оставался сложным, неоднородным явлением, о чем часто забывают, представляя его лишь как жилище феодала, воплотившее идею власти. Столь привлекательные сегодня для туристов сооружения строились для разных надобностей и менялись век от века, а вот их зависимость от ландшафта и тщательный выбор территории во все времена оставались неизменными – возвышенности, господствующие над местностью, излучины рек, мыс или полуостров. С одной стороны, замок, таким образом, получал созданное природой военное укрепление и необходимую при нападении защиту, а с другой – своим грозным и надежным видом обозначал присутствие мощного и сурового господина и опору края. Замок оставался неизменной доминантой культурного ландшафта Европы наравне с храмом/монастырем, находясь с ним в сложных отношениях дружбы-борьбы. Наверное, не случайно, что они возводились неразлучными парами, поддерживая немой диалог и определяя дихотомию картины мира средневекового человека: Райнхаузен/Гляйхен, Штайна/Харденберг, Хайлигенштадт/Рустенберг (См. Аугенбрауэр П.История замков от возникновения до упадка. Пер. с нем. / Мир замков. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://mir-zamkov.net/art/bks/bg.shtml (10.12.11), свободный - Загл. с экрана. – Яз.рус.) – весьма характерные для средних веков «заклятые друзья».

            Предваряя дальнейший анализ, необходимо указать на то, что речь пойдет о феномене исключительно центрально- и западноевропейском. Как известно, средневековье имеет разнообразные региональные варианты, и если мы говорим о западной части Евразии, то подразумеваем две модели: романо-германскую и балкано-балтийскую. Согласно Г.С.Лебедеву (Лебедев Г.С. «Скандовизантия» и «славотюркика» как координаты русского национального самосознания. // Полярность в культуре. Канун: Альманах. – СПб: Канун – 1996, вып.2 – 298 с. – с.76 – 77) в балкано-балтийской модели феодальная верхушка общества совпадала с государственным аппаратом и городом. Другими словами, управление сельской местностью шло именно из городского центра. Мы видим абсолютное сращивание светской и духовной власти, администрирования и процессов урбанизации. Разумеется, образчиком для подобной структуры служила Византия. Такая организация управления определила и художественную ее символизацию – укрепленные комплексы кремлей, соединившие в рамках общей крепостной стены светское и духовное начало и превратившиеся в город в городе. Подобное сращивание приводит, в конечном счете, к консервации властных институтов и снижению культурной динамики.
           
В противоположность, романо-германская модель строится на принципиально иных началах. Вся феодальная иерархия выстраивается над сельской местностью, над деревней, фактически противопоставленной городу. Романские, романо-кельтские и строившиеся по этим образцам германские города имели весьма давнюю традицию самоуправления и частенько не желали с ней расставаться. Кроме того, эта модель основывается на неизбывном конфликте светской и духовной власти, а борьба между ними обеспечивала высокую культурную динамику всей системе. Указанное двойное противопоставление определило и особую форму репрезентации – наличие замковых комплексов, далеко не всегда выполнявших властные функции и также не всегда представлявших идею власти как таковую, в отличие от кремля.
            Замок возводился во времена неспокойные, когда возникала внешняя угроза, а границы нужно было укреплять. Впрочем, большая часть средних веков – времена неспокойные. Иной возможной причиной строительства таких комплексов уже в эпоху зрелого средневековья, могло становиться противостояние центра и регионов в периоды феодальной раздробленности и ослабления королевской власти. Тогда «орлиные гнезда» обретали надменную горделивость и с немалым презрением поглядывали с высоких скал на столичные города.
         VIIVIII вв. В разгар тревожного раннего средневековья на границах франкского государства возникает система так называемых бургов – первого типа «замковых комплексов», выполнявших одну конкретную функцию – защиты рубежей. То были небольшие стратегически выгодно расположенные округлые участки земли не более 200 м в диаметре (См. Аугенбрауэр П.История замков от возникновения до упадка. Пер. с нем. / Мир замков. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://mir-zamkov.net/art/bks/bg.shtml (10.12.11), свободный - Загл. с экрана. – Яз.рус), обнесенные высокими земляными валами и, реже, деревянными частоколами. Здесь никто никогда не жил, а потому внутри земляного вала располагались деревянные же постройки, в которых могла возникнуть необходимость во время военных столкновений – складские помещения и иногда кузня. Хотелось бы отметить, что с точки зрения ряда исследователей, в этом типе можно выделить два подтипа. Это, во-первых, замки «заградительные», т.е. те, которые находились на пересечении торговых путей и в наиболее важных стратегических пунктах, как-то: горные перевалы и гавани. Во-вторых, «контр-замки», предназначенные для блокирования объектов потенциального врага. Такие замки могли возводиться рядом с мятежным городом или монастырскими владениями – на извечный конфликт феодалов и церкви мы уже указывали. Подобное деление правомерно распространить и на более поздние эпохи, в частности, на зрелое средневековье, когда сам тип «бурга» отошел в прошлое.
   Величественные замки речных долин Луары или Рейна не имеют ничего общего со своими непосредственными предшественниками
Интересно, что и эти по сути примитивные и не имеющие художественной ценности сооружения переживают некоторую эволюцию от Меровингов к Каролингам, а затем к Оттонам. Правда, изменению подвергаются лишь те части, которые имели непосредственное отношение опять же к оборонной функции: земляной вал увеличивается в высоту, а площадь комплекса сокращается – защищать легче. Во времена правления этих трех династий замки-бурги не являлись резиденцией ни королей, ни представителей знатных родов.

Если при Меровингах и Каролингах бурги могли в мирное время вообще стоять пустыми, то при Оттонах за земляным валом уже начинают возводиться жилые помещения, где постоянно проживает небольшая дружина и фогт – управляющий. Как правило, первые постройки такого рода были одноэтажными, но массивными, сложенными из валунов. Тогда же появляется и ров – земляной вал давал недостаточно защиты. Жили фогты более чем скромно: одно длинное помещение, круглый очаг по центру, почти полное отсутствие освещения, сырость и холод. На зиму узкие окна и без того едва дававшие свет, затягивали кожей, а щели затыкали мхом. Если в бурге ощущалась необходимость, то он мог существовать долго и, в редких случаях, доживать до зрелого Средневековья. Разумеется, за эти столетия его перестраивали и достраивали, вот только жизнь от этого намного комфортнее не становилась. У жилых домов появляются вторые этажи, а по центру комплекса вырастает оборонительная башня. Опасаясь осады, вход в жилые помещения, как, впрочем, и в башню, стремились расположить повыше – на уровне второго этажа. К нему вела узкая деревянная лестница, при необходимости легко обрубавшаяся, и тогда покои феодала становились неприступными. Разумеется, подобные замковые комплексы обеспечивались и колодцем с питьевой водой. Именно из бургов короли и императоры бросали боевой клич, собирая вассалов, отсюда начинались военные походы.


Продолжение следует…


Комментариев нет:

Отправка комментария