четверг, 31 августа 2017 г.

Абхазия: странное настоящее, туманное будущее

Все-таки непризнанные государства – это весьма странное явление современной культуры. На днях впервые поинтересовался, сколько их и как они появились. Как выяснилось, правильная их классификация – частично признанные государства, контролирующие свою территорию; частично признанные государства, контролирующие часть территории, на которую претендуют; непризнанные государства.  Итого три группы.

В первой группе – 4 государства: Азад Кашмир, Абхазия, Южная Осетия и Турецкая республика Северного Кипра.
Во второй группе – тоже 4 государства: Китайская Республика (речь о Тайване), Палестина,  Сахарская Арабская Демократическая Республика и Косово.
В третьей группе – аж 6 государств! Здесь и Донецк с Луганском, и Сомалиленд и прочая экзотика.

Думаю, природа этой классификации понятна: от «признал хоть кто-то и контролирую территорию полностью» до «никто не признал и вообще непонятно, что контролирую».

Мне сложно понять, откуда в эпоху глобализаци такое маниакальное стремление обозначить себя на политической карте мира. Зачем это нужно на этапе господства транснациональных корпораций, когда границы должны исчезать вовсе? Увы, сегодня мы наблюдаем иную картину. То какое-то племя тумба-юмба, то сельский район с едва заметными административными границами стремится громко заявить о себе и требует признания. Разумеется, это не их самостоятельное решение, а лишь косвенное свидетельство конкуренции в борьбе за ресурсы и рынки сбыта иных, куда более могущественных сил. Но ведь реализуется это руками граждан тех самых племенных и административных общностей, а значит, они являются активными участниками событий. Отсюда и мое второе «непонимание»: откуда это упорное стремление обозначить свою этническую идентичность? Кому до нее дело в XXI веке? Нет, правда? Я понимаю борьбу за экономическое благополучие, но все остальное – полный бред. Главное – это твой уровень жизни и ВВП на душу населения, а кто ты – турок или осетин – с моей точки зрения не имеет ровным счетом никакого значения. По-моему, даже школьник, едва приступивший к освоению обществознания, понимает, что религия или любые расово-этнические идеи, это не более чем удобные инструменты пропаганды. И мне сложно понять, как большие группы взрослых половозрелых людей продолжают на это покупаться.

Еще недавно едва ли не хором говорили о всеобщей «макдональдизации», о создании «глобальной деревни». И я наивно верил в эти перспективы. И мечтал об этом прекрасном мире недалекого будущего. Казалось, все разумные люди должны этого хотеть.

Не получилось… Оказалось, кто-то хочет бури.

Этим летом мы отдыхали в Абхазии, отсюда, как вы понимаете, и эти невеселые размышления.
Абхазия относится к первой группе этих загадочных стран, для граждан которых «этический профиль» оказался важнее ВВП на душу населения и высокого  уровня жизни. Может, это я такой убогий прагматик, тот самый «глупый пингвин», что «прячет тело жирное в утесах» или гагара, которой «недоступно наслажденье битвой жизни…». Очень может быть. Даже спорить не буду. Именно по этой причине я, похоже, и не понимаю гордых буревестников, которые бурю предпочитают активной совместной созидательной деятельности, направленной на повышение уровня жизни.

Абхазия – это удивительное по красоте место. Сочетание гор и моря, помещенных в условия субтропического климата, основная тому причина. Приезжая в эту страну, вы сразу же и совершенно бесплатно получаете ежедневные процедуры ароматерапии.  Когда одновременно цветет олеандр, акация, магнолия, когда вокруг вздымающиеся к небу кипарисы и эвкалипты, воздухом не дышишь – ты его ешь. Он сладкий, ароматно-насыщенный и плотный.

Поскольку это волшебное с точки зрения флоры место, то ничего удивительного, что по Абхазии разбросано огромное количество правительственных дач. Одних сталинских пять штук. Да и вся русская интеллигенция XIX – начала ХХ века здесь отдохнуть успела: постоянно натыкаешься на мемориальные таблички.

Разумеется, это еще и огромное количество исторических памятников. Абхазия – это часть античного культурного пространства и зона влияния Византии. Отсюда и романтические руины древних крепостей, и раннехристианские церкви, и музейные экспозиции, наполненные римской и греческой керамикой и прочими предметами декоративно-прикладного искусства.


Мы отдыхали в Новом Афоне. Обычно в этом городке (скорее, большом поселке) проживает до 1,5 тысяч человек. В период отпусков эта цифра увеличивается в десятки раз. Отсюда ощущение некоторой скученности в туристическом центре. Но на пляжах весьма свободно. Пляжи галечные. Причем, галька крупная и в море входить трудно. Резиновая обувь строго обязательна, иначе несколько больновато будет. Новый Афон привлекателен тем, что здесь посещение достопримечательностей можно организовать совершенно самостоятельно – их просто в этом месте великое множество. И все в шаговой доступности: карстовая пещера, византийский храм, краеведческий музей с античными памятниками, парк с гротом святого (фантастическое место), «Приморский парк» с лебединым озером (не слишком чистым, правда), искусственный водопад, византийская крепость и, разумеется, Ново-Афонский монастырь. Да, и куда уж без сталинской дачи.

Огромное количество ресторанов – с едой у туриста по определению не может возникнуть никаких проблем. Меня пугали антисанитарией, но ничего подобного я не увидел – везде чисто, в каждом, даже крохотном заведении, если и не полноценный санузел, то раковина и жидкое мыло есть обязательно. Готовят вкусно, а шашлык и кофе – это полный восторг.


Иными словами, Абхазия – это весьма славное место для отдыха. Причем отдыха на любой вкус: и пассивного с лежанием на море, и активного с посещением достопримечательностей. Главное выбрать отель, поскольку во многих с советских времен ничего не менялось, а лишь приходило в упадок. Здесь вообще, как в Белоруси, витает этот советский дух, но он, полагаю, скоро выветрится и дышать станет еще легче.

Но что бросается в глаза и что невозможно не заметить, так это следы войны. Той самой Абхазо-грузинской, далекого 1993 года. Следы эти более чем очевидны в столице страны – в Сухуме. Да и в Новом Афоне они постоянно встречаются. Брошенные дома, пустующие квартиры, руины… После войны Сухум обезлюдел. До того там проживало 120 тыс. человек. Сейчас – 60 тысяч. Поражают многоквартирные дома, «заселенные» едва ли не в «шахматном порядке» – квартира жилая, квартира пустующая. Причем с выбитыми окнами и, подчас, разрушенной стеновой панелью. Зияющие чернотой провалы. Но ведь если в многоквартирном доме с десяток таких пустующих квартир с выбитыми окнами и панелями, то дом разрушается полностью – это же прописные истины! А согласно местному законодательству, покупать недвижимость иностранцам здесь запрещено. Вот стоят они и разрушаются.


Не хочу сейчас анализировать войну и выявлять правых и виноватых. Разумеется, псевдолиберальные активисты винят Россию, что, по меньшей мере, абсурдно. В 1992 – 1993 году Россия сама была в руинах и по определению не могла активно действовать ни на одном из направлений. Более того, именно на российском вертолете был вывезен и спасен один из главных зачинщиков конфликта – Э.Шевардназе, бездарный политик, который довел страну до развала. Мне довелось в свое время повидать грузинских беженцев в Тбилиси, поговорить с портье в гостинице, который рассказал, как убивали его родственников в Абхазии, как он горными тропами бежал оттуда. Вы, кстати, в курсе, что на стороне абхазов сражались отряды Шамиля Басаева, того самого? Можно вообразить, что они делали с грузинами. Да и с абхазами тоже. Сейчас я послушал другую строну конфликта, увидел памятные места, посвященные защитникам Сухума. Я прекрасно понимаю, что инициаторы конфликтов сидят в правительственных креслах, а сами конфликты – это передел собственности и перенаправление финансовых потоков. Это даже звучит банально до пошлости. Но ведь реализуется конфликт руками обычных людей! Это не «креаклы» и правительственные чиновники хватаются за оружие, а рядовые граждане идут убивать своих соседей. Именно так, в буквальном смысле, произошло в Абхазии. Пропаганда – великая вещь, но ее зерна должны падать на подготовленную почву. Каждый из нас сам формирует коридор восприятия, каждый сам фильтрует информационный поток, каждый сам формирует свою реальность. Как бы прекрасно не работало радио «Семь холмов», не каждый пойдет резать соседа – всегда найдется Пол Русесабаджина, который спасет 1268 совершенно чужих ему людей. Просто для этого нужно иметь хотя бы зачатки критического мышления. А этого явно не хватает. Абхазов сейчас 244 тысячи человек на всю страну. Могут ли они поднять экономику? Могут ли построить процветающее общество? Чайные плантации уничтожены, промышленности нет, основной и едва ли не единственный источник дохода – туристы. Только туристы это исключительно из России, а сам поток туристов зависит от обстановки в Турции: если там спокойно, то поток в Абхазию снижается раза в 2-3. Как сказал один таксист: «Мы ждем, когда ваш Путин Крым отстроит, а потом уже нами займется».

Вот и весь бизнес-план.

Они боялись раствориться в грузинском социуме, грузинской культуре. Что ж, у всех свое представление о гордости.


А страна и правда удивительно красивая!